info

Между прошлым и будущим

Владимир ДАЦЫШЕН

Красноярские миссионеры в Пекине

Возвращение имени: Иван Аполлонович Фигуровский

“Трибун по умению внушать свои мысли, ученый по знаниям и богатырь по внешнему виду, он сразу же умел располагать к себе слушателей”, “обладающий чарующей наружностью и довольно недюжинным даром слова” — вот типичные отзывы современников об одном из выдающихся деятелей в истории Русской Православной Церкви, нашем земляке, красноярце — митрополите Пекинском и Китайском Иннокентии (Фигуровском). Волею судеб Енисейская земля дала миру подвижника и ревнителя православия, сумевшего донести слово Божие до китайского народа и заложить фундамент Китайской Православной Церкви.

4 апреля 1719 г. из Енисейска митрополит Феодор (Филофей) написал письмо губернатору Сибири Гагарину: “Есть надежда на прославление имени Божия среди китайцев ...аще ваше сиятельство приимеши по Бозе ревность, с преосв. Стефаном (Яворским) посоветовав, доложите Его Царскому Величеству, и, избрав доброго и мудрого человека, туда в царство китайское пошлете не замедля. Аще хоть бы и чином архиерейским почтите, и клиру с ним человек 15 послати...”

Содержание письма Сибирского митрополита было доложено Петру I, полностью одобрившему эту идею. Поддержали ее и Коллегия Духовных дел, и Сенат. В качестве кандидата на место епископа в Пекине был выбран флотский обер-иеромонах Александро-Невской лавры Иннокентий (Кульчицкий), дворянин, выходец из Малороссии, воспитанник Киевской духовной академии, постриженный в монашество в Киево-Печерской лавре. Весной 1721 г. отец Иннокентий был наречен и хиротонисан во епископа Переяславского и выехал в Сибирь. Все попытки добраться до Пекина оказались неудачными, и в январе 1727 г. в Петербурге было принято решение оставить епископа Иннокентия в Иркутске, где он и трудился, просвещая местный безбожный люд и инородцев, до своей кончины, наступившей в 1731 году. В 1804 году после великих чудес, которые совершались по молитве к святителю Иннокентию и после того, как нетленные мощи его чудесным образом явили себя, уцелев в пожаре, первый глава Иркутской епархии был причислен к лику святых. Многое удалось сделать Иннокентию Иркутскому, но поручение, данное Петром I и Священным Синодом, суждено было исполнить другому.

Человек, сумевший, несмотря на все препятствия, воплотить мечту Петра I и принести свет православия народу Китая, родился спустя почти полтора века в самом центре Российской империи, на Ангаре. Будущий митрополит Пекинский и Китайский появился на свет в селе Пановском Енисейского округа Енисейской губернии. В миру его звали Иван Аполлонович Фигуровский. До сих пор имя этого выдающегося человека неизвестно красноярцам. В редких публикациях, посвященных истории Православной Церкви в Китае, неточно указывается дата его рождения. А о красноярском периоде его жизни вообще ничего не говорится. Работая в архивах, мне удалось найти интересные сведения, касающиеся этого периода, открылась история целой династии священнослужителей Фигуровских.

Как свидетельствуют записи из сохранившейся в Государственном архиве Красноярского края метрической книги, 22 февраля 1863 года в семье священника Кирико-Иулитинской церкви села Пановского Аполлона Фигуровского и законной жены его Матроны Гавриловны родился сын. 24 февраля он был крещен и наречен именем Иоанн, в честь Ионна Крестителя. Крестными у Ивана Фигуровского стали енисейский мещанин Степан Андреевич Кочнев и крестьянка деревни Ковригиной Еловской волости Евдокия Николаевна Зубкова.

Старинное сибирское село Пановское было расположено на правом берегу Ангары, в 46 верстах от Кежемского волостного правления. В то время оно было центром прихода, открытого еще в 1787 г. и входившего в благочиние священника Павла Дебрского. В семье священника Кирико-Иулитинской церкви Аполлона (Аполлония) Иосифовича и Матроны Гавриловны Фигуровских было несколько детей. К слову сказать, кроме Ивана заметный след в истории оставили его старший брат Василий и младший брат Павел.

Старший брат Ивана, Василий Аполлонович Фигуровский, родился в 1851 г. еще на прежнем месте службы Аполлона Иосифовича, в селе Красноярском Кузнецкого округа Томской губернии. А начинал отец Апполоний свою службу, кстати, на Алтае, на южной границе русских селений, рядом с границей Китайской империи. После окончания Иркутской духовной семинарии старший сын Фигуровских служил священником при многих церквах: при Сисимской Троицкой, Караульно-Острожской Спасской, Торгашинской Николаевской, а с 1885 г. — Арейской Троицкой. С конца XIX в. в течение более двух десятилетий протоиерей Василий Фигуровский являлся благочинным в Красноярском уезде, постоянно работал в различных учебных заведениях и миссионерских обществах.

В семье Василия Аполлоновича и Марии Григорьевны Фигуровских было несколько детей. Наибольшую известность в Енисейской губернии получили старшие сыновья, Александр и Иван. Александру Васильевичу Фигуровскому, окончившему в 1885 г. Томскую духовную семинарию с рекомендацией в Духовную академию, был отпущен недолгий век, всего лишь 33 года. В 1907 г. прервался земной путь отца Александра — священника красноярского Богородице-Рождественского кафедрального собора, члена Енисейской духовной консистории, члена Совета и преподавателя Закона Божия Красноярского епархиального женского училища, члена Красноярского уездного отделения енисейского епархиального училищного совета, секретаря православного братства Рождества Пресвятой Богородицы и члена Красноярского отделения Православного миссионерского общества. Брат его — Иван Васильевич Фигуровский тоже окончил Томскую духовную семинарию, затем и Московскую духовную академию, получил степень кандидата богословия и работал в различных учебных заведениях Красноярска. В 1917-1918 гг. Иван Васильевич принимал активное участие в работе Поместного Собора Русской Православной Церкви в Москве.

Но вернёмся к Ивану Аполлоновичу Фигуровскому. Ко времени его рождения родители были уже немолодыми, матушке исполнилось 40 лет. В 1879 г., когда Иван учился в Томской духовной семинарии, Матрона Гавриловна овдовела и переехала к старшему сыну. Позднее матушка Матрона постриглась в монашество и перебралась к сыну в Пекин, где она, почитаемая всеми уже как инокиня Манефа, умерла в 1911 г. Младший брат Ивана Аполлоновича — Павел Аполлонович Фигуровский в 1883 г. окончил красноярское духовное училище. Он состоял в качестве послушника при Архиерейском доме, а в 1885 г. был назначен на место псаломщика кафедрального собора. В дальнейшем Павел Аполлонович Фигуровский тоже связал свою судьбу с Китаем, под началом старшего брата служил в Китае — в Порт-Артуре, в Харбине, в Пекине и Шанхае. Священник Павел Фигуровский, как и некоторые другие красноярские священнослужители, оказал немалую помощь старшему своему брату — святителю Иннокентию в деле распространения православия в Китае.

Начальное образование будущий святитель получил в Красноярске в духовном училище. Представление об этом учебном заведении в 70-х гг. XIX в. можно получить из отчета епископа Енисейского и Красноярского, который, в частности, докладывал в Петербург: “Для постепенного и равномерного духовного развития учеников в училищных библиотеках есть достаточное число книг для чтения в детском и юношеском возрасте. По запискам преподавателей ученики получали книги фундаментальной училищной библиотеки на срок и в прочитанном отдавали отчет. Для руководства учеников в чтении сознательном и выразительном преподаватели училища, преимущественно начальствующие устраивали для них чтение по Истории, Библейской, Церковной, Русской Гражданской, по Географии, сопровождавшиеся бумажными картинами. Для физического развития, кроме комнатной и воздушной гимнастики, ученики гуляли и работали в своем садике, и в хорошую погоду весною, осенью и зимою выводимы были на прогулки за город на прогулки, под надзором начальствующих, зимой катались на коньках, на санках с горки. Для развития вкуса — занимались пением и игрою на скрипках, ажурной работой, выпиливали узоры из дощечки по рисункам. А для пользы в будущем — занимались переплетным мастерством”. В 1878 г. Иван Фигуровский окончил Красноярское духовное училище и поступил в Томскую духовную семинарию, где изучал Священное Писание, словесность, всеобщую гражданскую историю, алгебру, геометрию, учение о богослужебных книгах, латинский, греческий и татарский языки. В 1882 г. при переходе в 5-й класс он уволился по прошению из Томской духовной семинарии и вернулся в Енисейскую губернию.

В 1883 г. Иван Фигуровский был определен на должность псаломщика к Балахтинской Введенской церкви Ачинского округа. В документах церкви впервые его подпись появляется под “Обыском брачным” от 24 апреля 1883 года. В Балахте церковь во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы была открыта еще в 1780 году. Она была каменной и с каменной колокольней, имела придел во имя Николая Чудотворца Мирликийского. Что знаменательно, был здесь и придел во имя святителя Иннокентия Иркутского, открытый в 1858 году. По расписанию от 30 апреля 1877 г. штат причта состоял из настоятеля, помощника и двух псаломщиков, этот же штат сохранился и в 1883 году. Настоятелем церкви был известный и авторитетный
47-летний священник Петр Андреевич Симонов, сын священника, родом из Барнаульского уезда Томской волости. Долгое время отец Петр был благочинным, а в 1883 г. был избран председателем Епархиального съезда духовенства по делам епархиальных духовно-учебных заведений. Вместе с женой Матроной Алексеевной они имели три сына, старший из которых, Лавр, в 1883 г. уже учился в Красноярском духовном училище, и четыре дочери.

Так вот, в ноябре 1883 г. Иван Фигуровский и обвенчался со старшей дочерью настоятеля Введенской церкви Петра Симонова, 18-летней Анной. Свидетелем со стороны невесты был выпускник Красноярского духовного училища, младший брат Ивана — Павел Фигуровский, а “производил обыск”, то есть регистрировал брак, родной дядя — священник Торгашинской Николаевской церкви Красноярского округа Василий Аполлонович Фигуровский. Семья Симоновых недолго прожила в Балахте. В июне 1886 г. Петр Андреевич скончался в Красноярске после тяжелой болезни, отпевал его в кафедральном соборе сам епископ. Матрона Алексеевна осталась при кафедральном соборе, сын Лавр, по получении диаконского сана занялся адвокатской практикой в Ачинске, другой сын, Георгий, поступил в Санкт-Петербургский университет.

В 1884 г. Иван Аполлонович Фигуровский был посвящен в пресвитерский сан, рукоположен в священники к Дербинской Святого Пророка Илии церкви (Пророко-Ильинской церкви). Дербинский Пророко-Ильинский приход, расположенный недалеко от Балахты, был открыт в 1859 г., в приход входило село Дербинское и 7 деревень. Первоначально центром прихода была церковь в деревне Езагаш, построенная в 1864 г. на средства владельца винокуренного завода И. Г. Щеголева. В селе Дербинском церковь построили в 1869 г., центром прихода она стала в 1876 г. после передачи Езагашской церкви во владение Красноярской мужской гимназии. Церковь, освященная в честь Пророка Илии, была деревянной, однопрестольной, церковный причт состоял из священника и псаломщика.

В феврале 1885 г. Иван Фигуровский был перемещен из Дербинского в Верхне-Кужебарский Покровский приход. Иван Аполлонович, волею судеб и церковного начальства, попал на самый край русской земли, далее села Верхне-Кужебарского до самой границы с Китаем не было русских селений. Интересно, что четверть века назад в эти же края после окончания Тобольской семинарии приехал в качестве священника походной церкви на золотых промыслах Амыльской системы его тесть Петр Андреевич Симонов. Верхне-Кужебарскую Покровскую церковь построили в 1854 г. переселенцы из Орловской губернии, русские переселенцы и составляли все население прихода. Иван Аполлонович оказался на границе с Китаем, но в тот период о миссионерской работе среди населения соседней империи речи даже не шло. Еще в “Отчете Красноярского Епархиального Комитета Православного Миссионерского Общества за 1901 г.” по поводу Верхне-Усинского отмечалось: “...в это село иногда заходят китайские подданные — язычники Сойоты; но миссия христианской проповеди по отношению к ним не имеет никаких плодов, так как они посещают село Верхне-Усинское лишь проездом для меновой торговли, в их же поселения русскому миссионеру съездить нельзя”.

На крайнем юге Енисейской губернии Иван Аполлонович Фигуровский работал недолго. В начале 1886 г. “Енисейские епархиальные ведомости” сообщили, что 19 декабря 1885 г. “Священник села Кужебарского, Минусинского округа Иоанн Фигуровский ...отчислен от занимаемой должности по прошению”.

С 1886 г. начинается новый этап жизни Ивана Фигуровского, он покидает Сибирь и едет учиться в столицу. В мае 1886 г. священник Иоанн был принят в число воспитанников 4-го класса в духовную семинарию в Санкт-Петербурге — в городе, у истоков которого стоял, будучи тогда ещё обер-монахом Петровского флота, один из основателей Александро-Невской лавры, будущий святитель и сибирский чудотворец Иннокентий Иркутский. С именем этого святого многое будет связано в жизни Ивана Фигуровского. С 1888 по 1892 год он учился в Петербургской духовной академии. Что сталось с женой Анной, неизвестно, возможно, её не было уже в живых, но доподлинно известно, что именно во время учебы в академии Иван Фигуровский решил отказаться от мирской жизни и всецело посвятить себя служению Богу. В 1890 г. он был пострижен в монахи и принял имя Иннокентий, то же имя, что принял некогда во время своего пострига Иван Кульчицкий, будущий святитель Иннокентий Иркутский. В 1892 г. иеромонах Иннокентий (Фигуровский) получил степень кандидата богословия и стал смотрителем Александро-Невского духовного училища. В 1894 г. он был рукоположен в сан архимандрита и стал ректором духовной семинарии в Петербурге. Вскоре стал настоятелем второклассного монастыря, а в 1895 г. был назначен в миссионерский Покровский монастырь в Москве.

3 октября 1896 г. архимандрита Иннокентия Фигуровского назначили начальником 18-й Духовной миссии в Пекине. По приказу обер-прокурора Синода он отправился в Китай через Западную Европу, посетил несколько миссионерских учреждений в Лондоне, в Оксфорде посетил единственный протестантский миссионерский монастырь, в Париже ознакомился с работой миссионерской семинарии, готовившей специалистов для работы на Дальнем Востоке, в Риме осмотрел монастырь трапистов (молчальников), на Афоне попытался уговорить местных монахов отправиться в Китай, посетил он также Палестину и в марте 1897 г. прибыл в Пекин.

Окончательно судьба святителя Иннокентия, создателя Китайской Православной Церкви, определилась в Петербурге, куда он был вызван для решения вопроса о полном прекращении православной миссионерской деятельности в Китае. Однако Иннокентий (Фигуровский) отстоял не только православие в Китае, но и возродил миссию во имя святителя Иннокентия Иркутского. 3 июня 1902 г. архимандрит Иннокентий был рукоположен в Александро-Невской лавре в сан епископа, с присвоением титула — Переславский, в соответствии с наименованием первого епископа — Иннокентия (Кульчицкого), назначенного в Китай в 1721 г.

8 июля 1902 г. члены миссии, всего 34 человека, выехали из Петербурга в двух специально предоставленных для них вагонах. 26 июля 1902 г. “Енисейские губернские ведомости” сообщили: “Проездом из Петербурга в Пекин 21 июля в Красноярске останавливался начальник Пекинской духовной миссии преосвященный Иннокентий”. Красноярские средства массовой информации не уделили должного внимания своему выдающемуся земляку, возможно, это было вызвано отсутствием в губернии епископа Евфимия, еще не вернувшегося с лечения. Однако епископ Иннокентий не забыл о земляках, следом за ним в Китай приехали не только его брат и матушка, но в 1903 г. в Пекине первую женскую православную общину организовали послушницы Красноярского Знаменского женского монастыря. Уцелевшие его копуса можно видеть по пути в Дивногорск.

В 1921 г., согласно постановлению Синода и указу патриарха Тихона, владыка Иннокентий был возведен в сан архиепископа и вскоре возглавил созданную в 1922 г. епархию Пекинскую и Китайскую. В 1928 г. владыка Иннокентий был удостоен сана митрополита. В 1931 г. перед своей кончиной епископ Иннокентий увидел сон: в комнату вошли священнослужители с образами, и владыка спросил их: “По какому поводу пришли с образами?” Кто-то ответил: “Отпевать...”. 28 июня 1931 г., ровно через два века после кончины Иннокентия Иркутского, митрополит Пекинский и Китайский Иннокентий (Фигуровский) преставился. Похоронен он был в склепе церкви Всех Святых Мучеников на территории Духовной миссии, затем, перед приходом новой власти в Пекин, останки Иннокентия были спрятаны под землей. Где-то в недрах китайской земли они остаются и по сей день.

Православие в Китае в последние десятилетия пережило трудные времена, но недавно на территории посольства России в Пекине по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия был установлен Поклонный Крест. Именно с русской земли в центре Китая, где находятся останки святителя Иннокентия Фигуровского и многих других наших земляков — подвижников земли Енисейской, начинается возрождение православия в Китае.

Декабрь 1999—январь 2000 г.
Красноярск

© Содержание — «Енисейский благовест», 2000-2002
info
муж на час услуги электрика.